Над вершинами Альп

…И тут, на самых вершинах Альп, меня постигло удивительное открытие. Посреди скал и вечных нетающих снегов кто-то жил. Черная желтоклювая птица внимательно смотрела мне в глаза, сидя на камне, желтые лапки ее покраснели от холода. А потом она взмахнула крыльями и устремилась еще выше, кувыркаясь и пытаясь поймать ветер. Мела метель, буран был дикий, а иногда облака, переползающие через горы, накрывали с головой, и не было видно ничего. Совершенно ничего, только мягкий белый свет вокруг, и нет ни верха, ни низа, ни права, ни лева, только холод и пустота внутри и снаружи. А птицы жили там, летали, и ветер носил их по небу, небрежно и неласково перекидывал, закручивал вихрями , безжалостно рвал их крылья, и четко виднелись местами черные перья на белом альпийском снегу. И мне подумалось: чем они питались посреди снежной пустыни? Где укрывались от бурь, как согревали свои потрепанные ветром тельца? И почему бы этим птицам не спуститься вниз, в солнечную долину с ароматными виноградниками и бирюзовыми озерами, в поселок, полный еды и теплых крыш? Ведь голуби, воробьи и чайки прекрасно там существуют и весело щебечут о своей незатейливой жизни. Но, наверное, у всех свой путь, и веками еще голуби будут собирать отбросы в городах, чайки кричать и биться за рыбу в морях и озерах, куры наращивать массу на птицефабриках, а желтоклювые альпийские галки круглый год терять перья в неравной битве с ветром на самых высоких вершинах Альп, Пиренеев, Кавказа и Гималаев. А иногда солнце будет просвечивать через их крылья, и ветер будет стихать ненадолго, и горы им будет видно сверху, а не снизу, как и тем безумным искателям приключений, которые и сто, и двести, и триста лет назад рисковали жизнью, чтобы добраться до самого верха, ведомые таинственной силой, желанием летать все выше и выше, покорить горы, ветер, небо, планету и себя.